Василий Сергеев (vasily_sergeev) wrote,
Василий Сергеев
vasily_sergeev

Category:

Без заголовка

Автор - ulakisa. Это цитата этого сообщения
Польский художник Вильгельм Александрович Котарбинский



"Оргия" Котарбинского
Самую крупную картину Вильгельма Котарбинского размерами 3 на 5 метров сотрудники Русского музея в Санкт-Петербурге сами увидели впервые: с 1927 года полотно, свернутое в рулон, было заклеено бумагой и находилось в запасниках музея.
">

















Серафимы. Росписи малого купола Владимирского собора в Киеве (1890-е)



Моление о чаше. Фрагмент росписи Владимирского собора в Киеве

Польский художник Вильгельм Александрович Котарбинский более 30 лет прожил в Киеве, и не только в музеях города хранятся прекрасные коллекции работ этого мастера. Он был одним из «соборян», участвовавших в росписях Владимирского собора, оформлял роскошные особняки Ханенко и Терещенко… В конце XIX века Котарбинский был модным художником, новое время сломило его, и бурный ХХ век почти забыл славное имя.



Красная гостина особняка Богдана и Варвары Ханенко — сейчас Национальный музей искусств имени Богдана и Варвары Ханенко.

Виртуозное мастерство Котарбинского делало этого художника чрезвычайно популярным: его возвышенный стиль и отвлеченные от повседневности сюжеты обладали особым очарованием: работы радовали глаз.
Вильгельм Котарбинский родился в дворянской семье 30 ноября 1849 года — семья жила в местечке под Варшавой.
Несмотря на неудовольствие отца, Вильгельм решил стать художником. Проучившись четыре года в рисовальных классах Варшавского товарищества изобразительного искусства и получив от них небольшую стипендию и финансовую помощь дяди, в 1871 году он отправился в Рим.
Пока Котарбинский получал стипендию, он три года учился в Академии Святого Луки. Участвовал в конкурсе на звание лучшего рисовальщика Рима, который каждый год устраивала Академия, и получил первую премию.
Котарбинский жил в маленькой комнатушке, служившей ему мастерской. Стул, стол и поломанный манекен составляли нехитрый интерьер, а ложе он устраивал из перевернутого стола, привязывая к его ножкам простынь. Постоянное недоедание привели юношу к тому, что он заболел тифом, а спасли его русские художники братья Александр и Павел Сведомские, жившие в Риме. Они пригласили художника разделить с ними свою мастерскую, а потом помогли снять собственную.

Как-то раз, гуляя по Риму, Котарбинский наткнулся на художественную лавку, где за очень солидные деньги продавались его работы туристам — а ведь владелец салона покупал его произведения за копейки! При следующей встрече с обманщиком-дилером, Котарбинский спустил его с лестницы и стал лично приглашать клиентов в свою мастерскую. Со временем о нем узнали не только в Европе, но и в России. Художественный критик Стасов очень ценил дружбу с Котарбинским и рекомендовал многим художникам, выезжавшим в Италию, искать с ним знакомства.

После десяти лет, проведенных в Италии, Котарбинский приехал в Киев работать над росписями Владимирского собора. Пригласил его Адриан Викторович Прахов по рекомендации Сведомских, также участвующих в этом проекте. Прахов — археолог, искусствовед, профессор Киевского университета, руководивший работами, — не относился серьезно к живописи Котарбинского, однако, случайно увидев его графику, сказал: «Это как раз то, что останется от него в истории».
Работы Котарбинского желали заполучить для своих собраний московские коллекционеры Козьма Солдатенков и Павел Третьяков, а работу «Римская оргия» приобрел Русский музей Императора Александра III(ныне Государственный Русский музей).
Последние годы в Киеве жизнь художника складывалась трагически. Он остался один, был болен психически. Он не выдержал всего, что происходило вокруг — это видно по его работам. После революции пришел голод, никто не покупал работы художника, в гостинице к нему постоянно приходили из ЧК с обысками, забирали какие-то работы, то арестовывали, то угрожали арестовать… Для Котарбинского все происходящее было чудовищным и неприемлемым, он жил в своем мире, в своем искусстве и вдруг эти „Швондеры“… Кто-то мог убежать, уехать за границу, он же оказался совершенно беспомощным. Его спасла Эмилия Прахова, забрав к себе в 1919 году».
Художник скончался в доме Праховой 4 сентября 1921 года. Он похоронен на Байковом кладбище на 1-м польском участке новой части кладбища.

Оригинал записи и комментарии на LiveInternet.ru

Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Про ковид, иммунитет и статистику

    Во всём мире и в России люди сейчас заражаются в основном штаммом коронавируса «Дельта». В научной статье Epidemiological…

  • Что такое локдаун куда нас определяют власти

    Косноязычные политинформаторы запугивающие нас через СМИ, меряющие объемы варрелями, а стоимость долларами требуют ддля борьбы с ковидои для нас…

  • Мои твиты

    Вс, 20:33: Алексей Козленко Первым исследователям, в начале 1940-х гг. изучавшим происхождение войны и её роль в истории…

promo vasily_sergeev march 3, 2013 13:30 147
Buy for 100 tokens
В журнале формируются СОДЕРЖАНИЯ: указатели на то, как перейти к соответствующим ресурсам. Поисковикам, библиотекам, новостным агентствам, картинным галереям, блоггерам - путешественникам... Ну, типа оглавления рунета - таким я вижу свой журнал. Текущего оглавления. Или текущего содержания…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments