Василий Сергеев (vasily_sergeev) wrote,
Василий Сергеев
vasily_sergeev

"Три мушкетера" приговорили к сожжению. В первом чтении

"Частная жизнь гражданина" как надгробный камень информации

Внимание! Материал опубликован здесь 10.05.2012

Госдума в первом чтении одобрила поправки к Гражданскому кодексу РФ, предусматривающие изъятие и уничтожение книг, газет, дисков, документов и иных материальных носителей, содержащих порочащую кого-либо информацию или сведения о частной жизни граждан – будь то современники или исторические персонажи.
Спорная норма содержится в проекте поправок к Гражданскому кодексу РФ, инициированных Дмитрием Медведевым и уже одобренных федеральным парламентом в первом чтении. Вступить в силу они должны с 1 сентября этого года.




В документе впервые законодательно закрепляется широко используемое понятие «частной жизни гражданина». Однако помимо сведений о личной и семейной жизни к ней предлагается отнести информацию о происхождении, месте пребывания или жительства, фактах биографии, а также участии персоны в судопроизводстве. Без согласия самого гражданина эти сведения нельзя распространять или использовать для создания литературных произведений (независимо от срока давности), а содержащие такую информацию документы, видеозаписи и иные материальные носители могут изыматься из оборота и уничтожаться «без какой бы то ни было компенсации».



Такая формулировка шокировала правозащитников. Ведь формально новая норма позволяет, например, наследникам Бурбонов потребовать изъятия из библиотек и уничтожения всех тиражей «Трех мушкетеров», раскрывающих личную жизнь Людовика XIII (Справедливого) и его супруги Анны Австрийской. «Под нож» может пойти и вся историческая литература. А современники, включая осужденного Евсюкова или пр., вероятно, смогут требовать уничтожения документов и публикаций об их участии в судебных процессах.



Юридически вопрос весьма спорен. С одной стороны, неприкосновенность частной жизни, личной и семейной тайны гарантирована Конституцией России и многочисленными международными конвенциями о правах человека. С другой – ни один закон до сих пор не определял, что же такое «частная жизнь». В 2005 году Конституционный суд России признал «частной жизнью» «область жизнедеятельности человека, которая относится к отдельному лицу, касается только его и не подлежит контролю со стороны общества и государства». Определенности такая заковыристая формулировка не прибавила.



Дабы исключить конфликты, которые могут весьма плачевно обернуться для издателей и иных производителей информационных продуктов, эксперты считают необходимым недвусмысленно записать понятие частной жизни. «Оно должно быть определено законодателем четко и не ставиться в зависимость от субъективного восприятия и отнесения гражданином тех или иных сведений к информации о его частной жизни», – убежден Иван Павлов, глава Фонда свободы информации.



В первую очередь правозащитников беспокоит отнесение к аспектам частной жизни судебной информации: «Судебный процесс у нас гласный, имена участников в ходе разбирательства скрывать нельзя, – напоминает Сергей Чижков, директор Гильдии судебных репортеров. – Если сведения об участии в судопроизводстве объявляются публично, тогда в чем смысл новой нормы? Люди будут на ее основе предъявлять необоснованные претензии к прессе, ни к чему, кроме как к ненужным конфликтам, это не приведет».



В то же время другая норма того же проекта разрешает распространение информации о частной жизни «в государственных, общественных или иных публичных интересах», а также когда спорные сведения уже стали общедоступными, были раскрыты самим гражданином или по его воле. «Неясно, что следует понимать под общественными или иными публичными интересами, не определены их границы, – полагает Иван Павлов. – Как определять, что информация является общедоступной, каким образом она должна раскрываться самим гражданином и как может выражаться его воля?»



«Я за защиту частной жизни двумя руками, но предлагаемая норма – это действительно цензура, и цензура политическая, подстраховка для власти. Исходя из закона даже статью с разоблачением нельзя будет опубликовать – придется доказывать легальность источника. Да и практически вся русская литература использовала факты чьей-либо личной биографии для создания персонажей литературных произведений. Теперь это под запретом? Автору нужно будет доказать, что он получил информацию на законных основаниях или убирать ее?» – вопрошает Чижков.



Опасения правозащитников уже сейчас подтверждаются практикой. Например, многие суды своеобразным способом выполняют действующий уже почти два года закон о публикации судебных решений – якобы в целях защиты персональных данных удаляют из текстов не только адреса, номера телефонов и т. п., но и названия компаний, взыскиваемые суммы, наименования районов, ручьев, марки автомобилей, площадь земельных участков и т. д. Игнорируя норму закона, которая не допускает исключения из решений фамилий участников процесса (в том числе истцов и ответчиков, осужденных и т. д.). Например, на сайте Санкт-Петербургского городского суда нет решения в отношении не раз привлекавшегося Артура Азизова и т. д. Более того, по жалобам граждан органы Роскомнадзора предъявляют требования о чистке судебных решений к независимым средствам массовой информации, угрожая им административными санкциями.



Не менее опасной эксперты считают и другую норму одобренного парламентариями законопроекта: «В случаях, когда сведения, порочащие честь, достоинство или деловую репутацию гражданина, стали широко известны и опровержение невозможно довести до всеобщего сведения, гражданин вправе требовать изъятия из оборота и уничтожения без какой бы то ни было компенсации экземпляров материальных носителей, содержащих указанные сведения».



Президент Фонда защиты гласности Алексей Симонов считает ее абсурдной: «Отобрать тираж можно, только когда он еще не распространен. Возникает вопрос: кто тот орган, который будет принимать решение? Если это суд, то норма не будет работать: так, дело рассматривается не за один день и к вынесению решения изымать из оборота будет уже нечего. Или решение будет приниматься спецслужбами?»

Схожего мнения придерживается и директор Института региональной прессы Анна Шароградская. Она также напоминает, что в ходе предвыборных кампаний власти не раз изымали тиражи, в которых им «что-то чудилось».



Разумеется, не из-за "Трех мушкетеров" разгорелся сыр бор. Просто депутаты, у которых рыльце в пушку, хотят иметь законные основания для уничтожения любых сведений о своем прошлом, об "ошибках молодости", хотят выглядеть кристальными и неподкупными независимо от того, как на самом деле обстоят дела. Да что! Ведь на основании нового закона даже инспектор ГИБДД будет иметь возможность разбить ваш видеорегистратор, ибо в нем зафиксирована информация о некотором эпизоде его "частной жизни".
По моему скромному мнению государственный чиновник или человек, занимающий выборную должность, не должен даже заикаться о таком понятии, как "частная жизнь гражданина". Хочешь замысловатой частной жизни - не лезь в общественную! Частная жизнь такого человека должна быть прозрачна, как стеклышко, и если он сидел или развелся, то его избиратели имеют право знать о сем прискорбном факте все детали и обстоятельства, чтобы взвешенно судить, доверяют они ему после этого или нет. Устанавливать закон, на основании которого публичные лица имеют возможность заметать свои следы, как лиса хвостом - по меньшей мере неправильно, по большей - преступно.
Но кого интересует мое мнение?
Tags: шок
Subscribe
promo vasily_sergeev march 3, 2013 13:30 149
Buy for 100 tokens
В журнале формируются СОДЕРЖАНИЯ: указатели на то, как перейти к соответствующим ресурсам. Поисковикам, библиотекам, новостным агентствам, картинным галереям, блоггерам - путешественникам... Ну, типа оглавления рунета - таким я вижу свой журнал. Текущего оглавления. Или текущего содержания…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 10 comments