Василий Сергеев (vasily_sergeev) wrote,
Василий Сергеев
vasily_sergeev

Categories:

Предсказание Казотта

http://www.ladies-info.com/IMAGE/iss55/Cazotte.jpgПредсказание Казотта

Ла-Гарп (La Harpe) — французский критик и академик конца XVIII века. Правоверный вольтерьянец, он стал после революции и тюрьмы столь же правоверным католиком. В 1806 году Петито (Petitot) опубликовал посмертные произведения Ла-Гарпа, в которых дан был приведенный далее отрывок. Сомнений в том, что Ла-Гарп записал подлинную беседу Казотта, у него не было.

«Это было в начале 1788 года. Мы были на ужине у одного из наших коллег по Академии Duc de Nivernois, важного вельможи и весьма умного человека. Общество было очень многочисленно и весьма разнообразно. Тут были аристократы, придворные, академики, ученые... Ужин был роскошен, как обыкновенно. За десертом мальвазия придала всеобщему веселью еще тот характер свободной распущенности, при которой не всегда сохраняется подобающий тон. Был именно тот момент, когда все кажется дозволенным, что может вызвать смех.
Шамфор прочел одну из своих вольных и безбожных сказок, и знатные дамы слушали его и не закрывались веерами.
Потом начался целый поток насмешек над религией.

http://imhobest.in.ua/uploads/posts/2009-04/1239487198_1239478641_18.jpg

...Все единогласно утверждают, что революция не замедлит совершиться, что необходимо чтобы суеверие и фанатизм уступили наконец, место философии, и начинают подсчитывать приблизительно возможное время ее наступления и кто из собравшегося здесь общества еще сможет увидеть царство разума.
Самые старые жалуются, что им не дожить до этого; молодые радуются более чем возможной надежде увидеть его, и все поздравляют Академию, которая подготовила «великое дело» и была центром, главой, главным двигателем освобождения мысли.
Только один из гостей совершенно не принимал участия в общем веселье и даже втихомолку уронил несколько сарказмов по поводу нашего наивного энтузиазма. Это был Казотт, человек весьма любезный и оригинальный, но, к сожалению, слишком увлеченный грезами иллюминатов. Он просит слова и глубоко серьезным голосом говорит:
— Господа! Вы будете удовлетворены. Вы увидите все эту Великую, эту Прекрасную Революцию, которой вы так ожидаете. Вы ведь знаете — я немного пророк, и я повторяю вам: вы все увидите ее.
Ему отвечают обычным припевом:
— Для этого не надо быть большим пророком.
— Пусть так. Но, может быть, надо быть даже немного больше чем пророком для того, чтобы сказать вам то, что мне надо сказать. Знаете ли вы, какие непосредственные следствия будет иметь эта Революция для каждого из вас, собравшихся здесь?
— Что же? посмотрим, — сказал Кондорсэ со своим надменным видом и презрительным смехом: — Философу всегда бывает приятно встретиться с пророком.
— Вы, monsieur Кондорсэ, вы умрете на полу темницы, вы умрете от яда, чтоб избежать руки палача, от яда, который вы будете всегда носить с собой — в те счастливые времена.

http://voynaimir.org/images/1.jpg

Сперва полное недоумение, но потом все вспоминают, что милый Казотт способен грезить наяву, и все добродушно смеются.
— Monsieur Казотт, сказка, которую вы здесь нам рассказываете, далеко не так забавна, как ваш «Влюбленный дьявол». Но какой дьявол вплел в вашу историю эту темницу, яд, палачей? Что же общего имеет это с философией и царством разума?
— Это совершится именно так, как я говорю вам. И с вами так поступят. Во имя философии, человечества, свободы и именно при царстве Разума. И это будет, действительно, царство Разума, потому что Разуму будут тогда посвящены храмы, и во всей Франции тогда даже и не будет иных храмов, кроме храмов Разума.
— Только я клянусь, — сказал Шамфор со своей саркастической улыбкой, — что вы-то уж не будете одним из жрецов в этих храмах.
— О, я надеюсь. Но вы, monsieur Шамфор, который был бы вполне достоин быть одним из первосвященников, вы разрежете себе жилы двадцатью двумя ударами бритвы и тем не менее умрете только много месяцев спустя.
Все снова переглядываются и смеются.
— Вы, monsieur Вик д'Азир, вы сами не вскроете себе жил, но, после шести кровопусканий в один день и после припадка подагры, вы умрете в ту же ночь.
— Вы, monsieur Николаи вы умрете на эшафоте, — вы, — monsieur Бальи, — на эшафоте, вы, monsieur Мальзерб, — на эшафоте...
— Ну, слава богу, — говорит Руше, — кажется, monsieur Казотт рассержен только на Академию. Он устраивает страшную резню, а я — хвала небу...
— Вы? Вы умрете также на эшафоте.
— О! Да он решил всех нас перебить, — кричат со всех сторон.
...— Шести лет не пройдет, как все, о чем я говорю вам, будет совершено.
— Вот это действительно чудеса, — сказал Ла-Гарп. — А меня вы совсем оставили в стороне?
— С вами случится чудо, почти настолько же невероятное, как и все остальные. Вы станете христианином и мистиком.
Крики изумления.
— О, — говорит Шамфор, — теперь я спокоен. Если всем нам суждено погибнуть только тогда, когда Ла-Гарп обратится в христианство, то мы бессмертны.
— Вот поэтому-то, — говорит герцогиня де-Граммон, — мы, женщины, — мы гораздо более счастливы, потому что с нами не считаются в революциях. Когда я говорю — не считаются, это вовсе не значит, что мы не принимаем никакого участия, но нас не трогают, наш пол...
— Ваш пол, mesdames, на этот раз он не защитит вас, и вы хорошо сделаете, если не будете ни во что вмешиваться. С вами будут обращаться как с мужчинами, не делая никакой разницы.
— Что вы нам рассказываете, monsieur Казотт? Вы пророчите нам о конце мира?
— Этого я не знаю. Но что я знаю очень хорошо, это то, что вы, герцогиня, вы будете возведены на эшафот. Вы и много других дам вместе с вами. Вас будут везти в телеге с руками, связанными за спиной.
— О! я надеюсь, что в этом случае эта телега будет обтянута черным трауром.
— О, нет! И самые знатные дамы так же, как и вы, будут в телеге и с руками, связанными за спиной.
— Еще более знатные дамы! Что же, принцессы крови?
— И более...
Здесь заметное волнение пробежало по зале, и лицо хозяина дома нахмурилось. Все начали находить, что шутка зашла слишком далеко.
Madame де-Граммон, чтобы разогнать неприятное впечатление, не настаивала на последнем вопросе и сказала шутливым тоном:
— Но вы мне оставляете, по крайней мере, исповедника?
— О, нет! Вы будете лишены этого. И вы и другие. Последний из казнимых, которому будет оказана эта милость, это...
Он замолчал на мгновение.
— Ну, кто же этот счастливый смертный, который будет иметь эту прерогативу?
— Эта прерогатива будет последней из всех, которые у него были, и это будет король Франции.
Хозяин дома встал с места, и все гости вместе с ним. Он направился к Казотту и сказал внушительно:
— Мой милый monsieur Казотт, прекратим эти мрачные шутки, вы завели их слишком далеко и компрометируете ими и общество, в котором вы находитесь, и вас самих.
Казотт, ничего не отвечая, хотел уйти, когда m-me де-Граммон, которая все время хотела обратить все в шутку, подошла к нему:
— Вы, господин пророк, предсказали всем нам наше будущее, но что же вы ничего не сказали о самом себе?
Несколько минут он стоял молча, с опущенными глазами.
— Читали вы про осаду Иерусалима у Иосифа Флавия?
— Разумеется. Кто же этого не читал? Но говорите, пожалуйста, так, как будто мы этого не читали.
— Так вот видите, — во время этой осады один человек в течение семи дней ходил по стенам города на виду осажденных и осаждающих и восклицал: «Горе Иерусалиму! Горе мне!» И в это время он был поражен громадным камнем, пущенным из осадной машины.
Сказав это, Казотт поклонился и вышел».


См. здесь.

Возможны ли предсказания? UPD от </a></b></a>doycha</span>
 
У меня в журнале был пост... Вот тут.
Все чистая правда!)

"...У стеночки, видишь, - призы. Вот-вот начнется лотерея неслыханной щедрости!"  А вдруг неожиданно для себя объявляю: "Сейчас директор художественной школы, которая справа от меня, выиграет маленький пейзажик".  "Я?" - переспрашивает директор. Тут предводитель творческого объединения показывает пейзажик и достает из коробочки номер директора художки. Бурные аплодисменты.
Девочка с ТВ смотрит на меня с ужасом. А я на автопилоте объявляю другой соседке (заму директора художки), что и ее ждет такой же маленький пейзажик. Получилось! Бурные аплодисменты!
Девочка, после небольшой паузы, оформила заявку: "А можно мне во-он тот большой календарь?" "Можно!" - отвечаю. Доходит очередь до календаря. Но объявляют совсем другой номер. Девочка недоумевает. "Календарь твой, - отвечаю я нагло. - Подожди. Видишь, хозяина билета нигде нет!". Предводитель объединения, несколько раз повторив номер, вдруг заявляет следующее: "Ну и не будем владельца билета искать, раз он так относится к лотерее. Отдадим приз другому!" - и достает номер ТВ-журналистки. Бурные аплодисменты!
Она возвращается на место с календарем и вдруг шепчет: "Я тут подумала... Пейзаж, наверное, лучше и дороже! И вообще, как они могли проигнорировать первый билет? Может, человек просто вышел в туалет?"  "Пейзаж лучше и дороже, - отвечаю. - Но прокручивать назад время я не умею. Пока."
Я до сих пор не научилась прокручивать время назад. Более того: это был, пожалуй, единственный раз, когда мне доводилось так удачно предсказывать будущее. 
Только один раз. Может, просто для того, чтобы я знала: это вообще-то возможно.)))

История повторяется многократно. UPD от </a></b></a>marat_ahtjamov</span>
 
рассказец подвигнул меня на следующий креатив :
 
- Вы, Николай, - обратился он к известному артисту, - не будете больше сниматься. Вам будут предлагать лишь дебильные роли в грязных и гадких фильмах. Вы начнете пить и однажды угорите в бане.
- Вы, уважаемый Мальзербов , - потеряете работу. Ваше НИИ закроют, вы начнете пить, и однажды перережете себе вены.
- Вас,  дорогой Виказиров, забьют ногами за то, что вы оказались не той национальности и не в том месте...
- Вы, Сергей Никифорович, - умрете от того, что у вас будет приступ, а скорая будет ехать три часа. И вдобавок врач перепутает и вколет лекарство, которое вас убьет.
- Вы, дорогой Михаил Петрович, - обратился он в ветерану войны, - умрете 9 мая 1992 года, от побоев от  группы подростков, которым вы не захотели отдавать свои ордена и медали.
- О! Да он решил всех нас перебить, — закричали со всех сторон.
-  Вот это действительно чудеса, — вмешался кинорежиссер, снявший недавно фильм, по запрещенной книге Булгакова. — А меня вы совсем оставили в стороне?
-  С вами, Владимир, случится чудо, почти настолько же невероятное, как и все остальные. Вы станете коммунистом и вступите в компартию.
Раздались крики изумления.
- О, - сказал Шамфорович, - теперь я спокоен. Если всем нам суждено погибнуть только тогда, когда Владимир, кстати, только что снявший антисоветский фильм, вступит в компартию, то мы бессмертны.
- Вы Максим Петрович и вы Степан Данилович, - продолжал Казоттов, обратившись к завмагу и директору овощной базы, - также погибнете от рук киллеров, посланных вашими деловыми партнерами. <...>
Казотов уже уходил, когда его догнали Мила Соломоновна, студентка консерватории и большая поклонница Ельцина.
- Вы, господин пророк, предсказали всем нам наше будущее, но что же вы ничего не сказали о самом себе? <...>
- Я окажусь, там, в парламенте, который президент, ваш любимейший Борис Николаевич, прикажет расстрелять из пушек...


Для тех, кто хочет увидеть неповторимые кадры исторических событий, вдохнуть атмосферу любимых книг -  онлайн кинотеатр с большим ассортиментом фильмов разных жанров.
Tags: история, легенды
Subscribe
promo vasily_sergeev march 3, 2013 13:30 147
Buy for 100 tokens
В журнале формируются СОДЕРЖАНИЯ: указатели на то, как перейти к соответствующим ресурсам. Поисковикам, библиотекам, новостным агентствам, картинным галереям, блоггерам - путешественникам... Ну, типа оглавления рунета - таким я вижу свой журнал. Текущего оглавления. Или текущего содержания…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 38 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →