Василий Сергеев (vasily_sergeev) wrote,
Василий Сергеев
vasily_sergeev

Неизведанный «организм внутри организма»: причина необъяснимых болезней и синдромов

Соединительные ткани пронизывают все тело. Долгое время считалось, что сплетения фасций, связок и сухожилий выполняют лишь вспомогательные функции. Только сейчас ученые начинают по достоинству оценивать их влияние на здоровье и самочувствие. И понимать, почему массаж, иглоукалывание и йога помогают избавиться от боли.

content_fastsii_1__econet_ru

Карла Стекко, профессор анатомии Падуанского университета (Италия), не скрывает иронии, когда слышит от некоторых самонадеянных врачей, будто все секреты человеческого организма уже раскрыты. Она-то знает, что это не так. Недавно Карла и ее коллеги из других стран совершили настоящий прорыв в современной медицине, «открыв» в человеческом теле огромную систему, назначение которой до последнего времени было практически неизвестно.

Этот неизведанный «организм внутри организма» — соединительная ткань, которая у большинства людей ассоциируется с признаками старения: морщинами, складками, целлюлитом. И вдруг эти странные белые волокна, которые называют фасциями, оказались в центре внимания. Их признали не только причиной многих еще недавно необъяснимых болезней и синдромов, но и источником целительных сил.

Специалисты называют фасции «коммуникационной сетью организма», «инфраструктурой жизни» и «системой оздоровления». В медицине происходит революция.

Представление о том, что главная опора организма — твердый костный скелет, который в случае необходимости может «починить» костоправ, — устаревает на глазах. На смену ему приходит динамическая модель со скользящими элементами, объединенными всепроникающей сетью фасций. Это и есть настоящий каркас организма, в который встроены кости, мышцы и все остальное.

Более того, в переплетениях соединительной ткани таится и разгадка эффективности многих альтернативных методов лечения, которые долгое время не признавались официальной наукой: йоги, иглоукалывания, массажа и остеопатии. Похоже, в истории медицины открывается новая глава.

Болевые синдромы — распространенный недуг. Добрая половина офисных работников не понаслышке знают о «необъяснимых» болях в спине и плечах. Даже при помощи самой современной аппаратуры врачам удается выявить причины болевого синдрома лишь в 20 процентах случаев. Остальным страдальцам приходится довольствоваться расплывчатыми рассуждениями медиков о психосоматике, возрастных проблемах, износе суставов, артрите…

«Многие врачи и впрямь уверены, что все самое главное об устройстве человеческого организма им известно», — говорит Карла Стекко в анатомическом театре Падуанского университета. Препарируя трупы, патологоанатомы до сих пор просто отделяют фасции от органов и мышц — и отбрасывают в сторону, как мусор. Карла же рассказывает своим студентам о соединительной ткани почти с нежностью.

«Вот она, видите: здесь и здесь, — профессор Карла Стекко склоняется над вскрытым телом. — Соединительная ткань присутствует повсюду. Не только в коже, но и в сухожилиях, мышцах, хрящах. Она тонкой паутиной опутывает тело человека с головы до ног, снаружи и изнутри. Обволакивает и выстилает все внутренние органы, кишечник, сердце, глаза, печень, сосуды и даже мозг».

Карла, распрямившись, поворачивается к аудитории: «Если мы удалим из этого тела все, кроме соединительной ткани, оно полностью сохранит свою форму. Мы получим кожистые оболочки органов, которые останутся на своих местах и не изменят размеров. По ним можно даже определить пол человека. Иначе говоря, внутри каждого тела таится его точная копия».

Стекко снова погружает скальпель в препарируемое тело. Кожа с двумя слоями соединительной ткани уже разъята. Умелыми движениями Карла отделяет фрагменты фасций и поднимает их к свету. Белые, сероватые, бежевые клейкие пленки — то с розовым оттенком, то с желтоватыми вкраплениями жировых клеток или голубой сетью кровеносных сосудов. Она аккуратно отделяет влажно поблескивающие пластины толщиной в миллиметр. Зондирует клубки тончайших волокон. Растягивает для наглядности неподатливые нити сухожилий. И осторожно поглаживает нежные прослойки — мягкие, как желе.

У соединительной ткани много форм и видов. Прежде всего это «рыхлая соединительная ткань». Что-то вроде клейкой смазки между отдельными прослойками, пластинами, мышцами и органами, которая обеспечивает беспрепятственное взаимное скольжение всех частей тела при движении.

«Разве может она служить лишь опорным и покровным материалом? — обращается Карла Стекко к студентам. — Нет, природа никогда не стала бы создавать такую сложную и масштабную систему, не будь у соединительной ткани более важной задачи».

Зачастую даже трудно понять, где заканчиваются внутренние органы и начинается соединительная ткань. У этой глобальной сети, опутывающей весь организм, нет ни начала, ни конца. Она обволакивает и пронизывает мышцы, обеспечивая гибкое взаимодействие всех элементов мускулатуры. И это не просто «упаковочная пленка». Фасции окружают каждую клетку, образуя внутри мышечной ткани ячеистую структуру.

«Соединительная ткань, — продолжает свою лекцию Стекко, — это еще и огромный орган чувств».Более 80 процентов свободных нервных окончаний сосредоточено в фасциях, отделяющих мышцы двигательного аппарата от подкожной клетчатки. Эта сеть изобилует двигательными и болевыми рецепторами. И обеспечивает в том числе способность к «проприоцепции» — ощущению положения частей собст­венного тела относительно друг друга и в пространстве. Благодаря этому человек и животные могут согласованно двигать конечностями, не пропуская через сознание каждое движение по отдельности.

«И как все человеческие органы, соединительная ткань может повреждаться и болеть», — говорит Стекко.

В аудитории воцаряется тишина. Карла демонстрирует студентам толстую широкую пластину в форме идеально симметричного ромба. Fascia thoracolumbalis — трехслойная пояснично-грудная фасция, самая мощная в организме. Она густо усеяна высокочувствительными рецепторами. Стекко считает, что именно эта фасция часто становится главной причиной «необъяснимых» болей в пояснице.

«Пока что у нас нет полного представления о заболеваниях фасций», — признает Стекко. Но уже ясно, что боли в спине во многих случаях вызваны трением трех слоев поясничной фасции при взаимном скольжении. Это подтверждают и результаты ультразвукового исследования, проведенного американскими врачами. Они выявили у пациентов с заболеваниями позвоночника снижение подвижности фасциальных тканей.

Новая теория возникновения боли гласит: причина болевых ощущений гнездится не только в мышцах и суставах, как считалось прежде, но и в рыхлой соединительной ткани, которая служит смазкой между фасциальными слоями. Сторонники этой теории считают, что именно в соединительной ткани происходят изменения, из-за которых при малейшей растяжке мышц раздражаются болевые рецепторы.

«Попробуйте потереть два гладких шелковых платка и два куска грубой холстины, и вы сразу поймете, что значит трение между слоями соединительной ткани», — объясняет Стекко. Задача любой терапии — восстановить беспрепятственное скольжение фасций.

«Поразительно, но хирурги во время операций почти не задумываясь рассекают скальпелем важнейшие фасции», — сокрушается она. Такие внутренние травмы зачастую плохо заживают, на их месте образуются опасные спайки, которые могут вызвать недомогания спустя много лет. Внутренние рубцы и шрамы подобны барьерам из соединительной ткани.

Роберту Шляйпу удалось преодолеть много барьеров: пройти путь от эзотерика-любителя до дипломированного психолога и специалиста по «рольфингу» — глубокому массажу, прежде всего соединительных тканей. Буквально голыми руками он вылечил многих пациен­тов с болевыми синдромами. Но при этом не мог ответить на вопрос: что именно происходит в организме человека при таком воздействии? В поисках ответа Шляйп сам обратился в университетскую лабораторию в немецком Ульме.

И в 2006 году Шляйп, которому тогда был уже 51 год, удостоился премии и краткой аннотации в прес­тижном научном журнале «Сайенс» за свою докторскую диссертацию. Исследователь растянул фрагменты фасциальных волокон в изобретенном им аппарате и обработал их гормонами, которые выделяет организм в момент стресса. И оказалось, что в большинстве случаев ткани реагируют на такое воздействие медленным, но явным сжатием. А значит, соединительная ткань при стрессе может сокращаться независимо от мышц.

«Системщики» — так называет Шляйп себя и своих коллег. Они не только занимаются лабораторными исследованиями, но и раз в два года собирают в Ульме специалистов со всего мира на летний семинар, посвященный фасциям. Главная тема нынешнего семинара: передается ли напряжение по фасциям из одной части организма в другие?

«Допустим, я двигаю рукой. Влияет ли это на мою ногу? — обращается Шляйп к участникам семинара, для наглядности размахивая рукой. И сам же отвечает.  — Да, потому что механическое напряжение передается по всей сети фасций. Ее можно сравнить с эластичным трико, плотно облегающим тело. Если оттянуть его вверху, натяжение почувствуется и внизу. Эффект домино внутри организма».

Вот почему незначительные вывихи коленного сустава могут привести к болям в спине, а чрезмерная нагрузка на ахиллово сухожилие — к образованию пяточной шпоры.Почувствовав боль, человек рефлекторно принимает «щадящую позу», которая в этот момент смягчает неприятные ощущения. Но в перспективе лишь усугубляет проб­лемы.

Старение — далеко не единственная причина, по которой фасции теряют свою эластичность. В большинстве случаев причиной боли становятся незаметные микроповреждения: крошечные трещины и раны.

Например, легкая травма, полученная при автомобильной аварии. Или хроническая нагрузка при длительной работе за столом. Обычно на такие мелочи никто не обращает внимания. Но напряжение копится день за днем. И в какой-то момент, зачастую спустя годы после повреждения, соединительная ткань не выдерживает. Так микротравмы превращаются в очаги боли.

Впрочем, соединительную ткань травмируют не только чрезмерные нагрузки (например, интенсивные занятия спортом), но и недостаточная физическая активность: гиподинамия, длительный постельный режим, ношение гипсовых повязок на руках и ногах.

Кроме того, губительны для фасций стресс, солнечное облучение и неправильное питание.Воспаление фасций могут спровоцировать и послеоперационные шрамы. Если оно распространится на прилегающие мышцы, то затвердение тканей сузит пространства вокруг нервных волокон, проходящих сквозь фасции. Результат — напряжение и боль.

И речь не только о синдромах типа «замороженного плеча» — так врачи называют недомогание, извест­ное многим офисным работникам, которым приходится по многу часов сидеть сгорбившись за письменным столом.

Есть подозрение, что и варикоз сосудов, и скрипение зубами по ночам, и нарушения работы кишечника, и легочные расстройства, и боли в тазобедренных и коленных суставах тоже вызваны повреждением соединительной ткани. Как и ревматизм мягких тканей и суставов, которым страдают миллионы людей в развитых странах. А возможно, и «болезнь века» — рак.

content_opora_vnutri_nas1__econet_ru

Но почему так много заболеваний обусловлены одним и тем же фактором? Неужели состояние человеческого организма напрямую зависит от качества взаимного скольжения слоев соединительной ткани?

Все элементы этой ткани плавают в вязкой межклеточной жидкости — «матриксе». По консистенции она напоминает клейкий яичный белок, потому что в ее составе, кроме прочего, есть углеводно-белковые соединения. Межклеточный матрикс — это основа соединительной ткани. В нем не только сконцентрированы сенсоры и рецепторы, но и происходит теснейшее взаимодействие иммунных, жировых и нервных клеток.

В этом «внутреннем океане» кипит работа: обезвреживаются опасные микробы и токсины, аккумулируются энергосодержащие питательные вещества, и с помощью лимфы выводятся продукты обмена. Лимфатическая система и соединительная ткань так плотно «работают в паре», что их почти невозможно различить. Все участники биохимических процессов — энзимы, гормоны и антитела — сосредоточены в этой жидкой среде или проходят сквозь нее, придавая телу гибкость и укрепляя здоровье человека.

Но настоящие хозяева матрикса — высокоактивные клетки фибробласты. Эти мини-фабрики беспрерывно вырабатывают белковые цепочки, формообразующие коллагены и упругие эластиновые волокна. А заодно расщепляют старые, уже использованные структуры. Новые цепочки встраиваются в сеть, образуя конфигурации различного назначения в зависимости от функций окружающих тканей.

К примеру, они могут стать тугими связками, в которых коллагеновые волокна расположены параллельно друг другу. Или легко растяжимой сетью в мягких тканях органов брюшной полости.

Научная группа под руководством Роберта Шляйпа неспроста заинтересовалась фибробластами. В новой модели возникновения боли этим клеткам соединительной ткани отведены две роли — и обе главные.

Во-первых, они «патрулируют» межклеточный матрикс, следя за его чистотой.

Во-вторых, производят белковые цепочки, от которых зависит уровень натяжения соединительной ткани, и тем самым определяют ее консистенцию — жидкую или твердую, эластичную или жесткую.

Обнаружив какие-то повреждения, вызванные, например, травмами или нарушением осанки,фибробласты начинают действовать как «суперклетки». Вырабатывают массу коллагена и чинят систему, словно заделывая прорехи в паутине. Благодаря этому затягиваются открытые раны.

Но у каждого лекарства есть побочный эффект. Обычно клетки–целители умирают после проделанной работы. Но если в процесс исцеления вмешивается посторонний фактор (к примеру, воспаление или хроническое перенапряжение определенной части тела), то фибробласты продолжают безостановочно производить коллаген. Такое патологическое разрастание коллагеновых волокон называется фиброзом. Белковые цепочки спутываются в узлы, фасции слипаются, как свалявшая­ся шерсть после стирки слишком горячей водой. Образуются микрорубцы, вызывающие болезненное натяжение ткани. С этого и начинаются многие недомогания и болевые синдромы.

Перепроизводство фасций способно разрушить изнутри целые органы. Есть предположение, что оно может вызывать и рак. Во всяком случае, точно известно, что соединительная ткань участвует в процессе роста злокачественных опухолей и распространении метастазов. Развивая бешеную активность, она образует вокруг опухоли своеобразную капсулу. И чем та плотнее, тем больше стимулирует опухоль к дальнейшему росту.

Как же предотвратить превращение соединительной ткани в клочья «свалявшейся шерсти»? Как сохранить ее гладкой как шелк?

У Роберта Шляйпа есть простой рецепт — движение. Гибкие и пружинистые танцевальные движения — отличный фитнес для соединительной ткани, если приучать к ним тело постепенно. Прогулки босиком по неровной местности, балансирование на перекладине, скалолазание — все это помогает победить внутренний застой. А вот механическое повторение одних и тех же силовых упражнений в тренажерном зале не приносит пользы.

Регулярная двигательная активность стимулирует соединительную ткань. И оказывает на нее «антифиброзное» воздействие. Фибробластам достаточно 72 часов, чтобы начать выработку свежего коллагена и удалить «свалявшиеся» белковые цепочки.

Но средний «период полураспада» коллагена — примерно один год. Иначе говоря, за год обновляется половина этого материала. И зачастую только к этому времени становятся заметными улучшения в общей структуре соединительной ткани.

«Но если внутренняя структура разбалансирована, как это бывает, например, при синдроме «замороженного плеча», то одной физической активности уже недостаточно», — говорит Шляйп. В таких случаях он советует обращаться к Элен Ланжевен из США — «чемпионке мира среди экспертов по фасциям». Она проводит сенсационные эксперименты по изучению влияния альтернативных методов лечения на пациентов с заболеваниями опорно-двигательного аппарата.

Элен Ланжевен, профессору неврологии Гарвардской медицинской школы в Бостоне и директору Центра интегративной медицины, с молодости не давала покоя мысль о том, что современной медицине не по силам полностью устранить болевые синдромы. Многие отчаявшиеся пациенты спрашивали ее, стоит ли им заняться йогой или пройти курс иглоукалывания. Раньше Элен, как и большинство врачей, относилась к альтернативным методам скептически. Но все изменилось, когда она взялась за изучение соединительной ткани, которую называет «бедной родственницей» среди органов и систем организма.

Сейчас Элен далеко за пятьдесят, но она остается стройной и моложавой. Ее рецепт — полчаса упражнений на растяжку каждый день. Соединительная ткань чрезвычайно чувствительна к механической стимуляции. Возможно, именно поэтому все млекопитающие так любят потягиваться. Кошки рефлекторно выгибаются от кончиков перед­них лап до кончика хвоста, чтобы добиться максимальной растяжки. «Тем более что это приятно», — говорит американская исследовательница. Но почему? Ланжевен решила найти ответ на этот вопрос.

Элен поднимает руку над головой и наклоняет туловище вправо. «Мы внимательно рассмотрели фибробласты на стороне натяжения и обнаружили нечто поразительное», — объясняет она. В растягивающейся ткани эти крошечные тонкие клетки сразу увеличиваются в размере на 200 процентов. При этом они снимают внутреннее напряжение в фасциях, выделяя в матрикс молекулы вещества, дающего сигнал к релаксации.

На примере подопытных животных Ланжевен сумела показать, что при этом вырабатываются вещества-медиаторы, способные снизить боль и снять воспаление в соединительной ткани.

<...>

Автор: Ханя Лучак

Источник

Subscribe
promo vasily_sergeev март 3, 2013 13:30 149
Buy for 100 tokens
В журнале формируются СОДЕРЖАНИЯ: указатели на то, как перейти к соответствующим ресурсам. Поисковикам, библиотекам, новостным агентствам,…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments