Василий Сергеев (vasily_sergeev) wrote,
Василий Сергеев
vasily_sergeev

"Даже хлеба не в достатке ...". Тотальная бедность в сталинском СССР

"Даже хлеба не в достатке ...". Тотальная бедность в сталинском СССР

В современной России у значительной части россиян принято мечтать о возвращении времён Сталина. Но к концу его правления советское общество подошло в тотальной бедности. Расходы на питание, одежду и оплату жилья составляли 70% доходов. Норма жилья у 60% людей была 3-5 кв. м. Письма в ЦК КПСС показывали постоянный рост цен на еду и её дефицит.

Существовавший в советском обществе в первой половине 1950-х уровень потребления минимальных жизненных благ (питание, одежда, жилищные условия, отдых) позволяет говорить об абсолютной бедности основной части населения. Бюджетные обследования семей рабочих, проведенные ЦСУ СССР в первых кварталах 1954 и 1955 годов, показывали, что доля среднемесячных расходов на питание, одежду и оплату жилья составляла в совокупном доходе семьи рабочего 70%, а среднемесячный остаток наличных денег равнялся нулю.

В наиболее трудном материальном положении оказывались неполные и многодетные семьи. В 1950-е матерям-одиночкам выплачивалось пособие на одного ребёнка 50 руб. в месяц, на двух детей — 75 руб., на трёх и более — 100 рублей. Выплата пособий прекращалась по достижении детьми 12-летнего возраста.

Конечно, такая система выплаты пособий не могла способствовать снижению дифференциации в доходах и ликвидации бедности многодетных и неполных семей. В ноябре 1954 году персонально Хрущёву была направлена подборка писем, полученных редакцией газеты «Правда». Авторы этих писем приводили многочисленные примеры социального неравенства, указывали на недопустимость растущего имущественного расслоения общества.

Чувствовалось, что в обществе назревал осознанный социальный протест, народ требовал элементарной социальной справедливости. С точки зрения большинства советских граждан, сложившаяся в стране система заработной платы не соответствовала социалистическим принципам оплаты по труду, массовое возмущение вызывал огромный разрыв в доходах высоко и низкооплачиваемых категорий работников.

Более того, первые 2-3 года после смерти Сталина (до 1956 года) преемники Сталина продолжали политику ухудшения жизненных условий основной массы населения. Так, в январе 1955 года вышло постановление Совета Министров СССР № 113 «Об упорядочении выплаты пособий по временной нетрудоспособности и выдачи больничных листков».

По сравнению с прежним аналогичным постановлением, принятым в 1938-м, значительно повышались требования к непрерывному стажу на одном и том же предприятии, отменялись все существовавшие ранее основания для получения пособия в размере полного заработка, вводился целый ряд других ограничений, в результате которых отдельные категории граждан вообще лишались права на пособие по болезни.

Постановление 1955 года не только значительно (в среднем на 30%) уменьшало размер пособий по временной нетрудоспособности, но и частично перекладывало на плечи рабочих и служащих расходы по пребыванию в больнице. По сути, стационарное лечение становилось платным, и, следовательно, недоступным для многих категорий граждан. О резко отрицательном отношении рабочих и служащих к этому нововведению свидетельствовали протестные письма граждан, которые в 1955 году потоком хлынули в ЦК КПСС.

Мой Новый год в ГУЛАГе

Нередко потеря работы вела к потере права на жилую площадь. Это происходило во всех случаях, когда рабочий или служащий жил в общежитии или занимал служебную жилплощадь. Острый дефицит жилья был одной из причин, заставлявших граждан искать работу по месту жительства, а не в других регионах, где они могли бы получить работу, но не имели бы крыши над головой. Жилищный вопрос, всегда сохранявший в России свою актуальность, к середине 1950-х превратился в острейшую социальную проблему.

Предметом особой гордости советских руководителей была низкая квартирная плата. Доля всех расходов на оплату жилища, топлива и коммунальных услуг составляла в семейном бюджете промышленных рабочих в 1954 году в среднем 4,5 %. Но это только в том случае, если речь шла о государственном жилищном фонде.

Те рабочие и служащие, которые не имели государственной жилплощади, были вынуждены снимать помещения (комнату или часть комнаты) у частных лиц. В этом случае квартплата была в 5–6 раз выше, и у многих нанимателей на оплату единственной комнаты уходило до 50% семейного бюджета. 4% семей рабочих не имели вообще отдельной комнаты, а занимали «угол», то есть делили комнату ещё с одной или двумя семьями.

В начале 1957 года ЦСУ СССР провело крупномасштабное обследование жилищных условий рабочих и служащих. Было изучено положение около 20 тысяч семей, всего более 64 тысяч человек. Обследование показало, что 16% семей имели до 3 кв. м на человека и 42% семей — от 3 до 5 кв. м. В ещё более стесненных условиях жили многодетные семьи. 23 % детей, имевшихся в обследованных семьях, проживали на площади до 3 кв. м. на человека, а 48% — от 3 до 5 кв. м.

Одним из важных источников доходов советского бюджета до начала 1958 года являлись государственные займы, размещаемые по подписке среди населения. Ежегодно свыше 70 млн. человек участвовали в подписке на займы. У 50 млн. рабочих и служащих ежемесячно удерживалось по подписке на заем 7–8% их месячной заработной платы (фактически, это был скрытый налог). По Государственному займу 1956 года в бюджет страны поступило 33 млрд. рублей, что составило 5,6% от общей суммы доходов госбюджета.

Многие иностранцы, побывавшие в СССР в середине 1950-х, отмечали, что советский человек «привык жить плохо».

Блефом оказалось и «регулярное сталинское снижение цен». Как показывают письма рабочих в ЦК КПСС, цены на основные продукты питания в первой половине 1950-х, наоборот только росли. Об этом рассказывает «Обзор писем в ЦК КПСС, в которых указывается на тяжелые материальные условия» от 25.04.1955. Письма приводятся в «Документы РГАНИ о социальном кризисе в СССР в середине 1950-х».

***

«В нашем Институте Новочеркасском политехническом осмотрели 1200 студентов и 250 из них имеют очаги в лёгких. Детей жалко, что они бедные растут и всегда лишены даже самого необходимого. Пишу и плачу, уж больно жаль мне, как детишки растут, как студенты впроголодь по 15–16 час. в день занимаются, стипендию получают 140 руб. в техникуме, а 300 р. в институте, а купить на неё нечего».

***

«Основная масса народа живет ещё очень плохо. Я, например, живу сравнительно хорошо. Бюджет моей семьи 2000 руб. в месяц. По современным ценам это тот минимум, который необходим для нормальной жизни средней семьи. Но такой бюджет имеет сравнительно незначительное число наших людей. Многие имеют месячный бюджет 500–600, ну и до 1000 руб. Наш народ много пережил и пора ему создать нормальные условия жизни. А у нас получается так, что живут хорошо, обеспеченно как раз не те, кто являются непосредственными созидателями всех ценностей».

***

«Я имею троих детей, возраст их — дочь 16 лет, дочь 4 года, сын 9 месяцев и четвёртый — сын в Советской Армии. Я рядовой рабочий, такелажник, 5-го разряда. Зарабатываю в лучшем случае 800 руб. в месяц. На моём иждивении четверо, сам пятый. И вот может ли с такой семьёй отец семьи хорошо воспитать своих детей при любом желании. Из этих 800 руб. вычет: квартплата, подоходный налог, заем, профсоюз и в результате от 800 руб. остаётся на питание 5 человек всего 4–5 руб. в день. Кроме того, надо всех обуть, одеть, а обувь и одежда ещё очень дорого стоят. Вот если вникнуть в эту вышеуказанную таблицу расхода, то можно без ошибки сказать, что на одном заработке жить пяти человекам трудно и даже невозможно, но жить-то нужно».

***

В настоящий момент в Ульяновске создалось неважное положение с продовольствием. Наш жизненный уровень с каждым днём падает. По радио и в печати передают, что с каждым годом увеличивается выпуск продукции по сравнению с предыдущими годами, но жизнь наша, наоборот, ухудшается с каждым годом. Это можно проиллюстрировать примерами. В 1952 г. ведро картофеля стоило 3–4 руб., в 1953 — 7 руб., в 1954 оно стоило 10 руб. В 1952 в магазинах были любые жиры, кроме сливочного масла, в 1953 был один маргарин и говяжий жир, в 1954 иногда появлялся говяжий жир и маргарин, а сейчас вообще никаких жиров нет. Но не только продовольственных товаров нет, но и промышленных. Магазины совершенно пустые«.

***

«В магазинах нашего города масла животного не бывает совсем, растительное очень редко, сахар — редкостное явление, папирос дешёвых не бывает совсем, мяса нет, даже хлеба не в достатке. Из одежды и обуви также мало, чего можно купить в Александрове. Средний заработок рабочего в основном составляет, как и довоенный, — 400–500 руб. в месяц, а цены на товары и продукты таковы: если сахар до войны стоил 4 р. 30 к. кг, то сейчас 11 руб., печенье стоило 4 р. 20 к., то сейчас 9–14 руб.

Если до войны средний мужской костюм можно было купить за 300–400 р., то сейчас такой же за 800–1000 руб. Да хотя бы по этой цене всего было в достатке, а то ведь всё приходится покупать у спекулянтов. Поскольку в магазинах ничего нет, то сильно поднялись цены на рынке. Если до войны самую хорошую баранину можно было купить по 6–9 руб. за кг., то сейчас — 25–30 руб. Очень прискорбно слушать, что каждый коммунист в лице трудящихся стал болтуном».

Источник: thickpolicy.media
Subscribe
promo vasily_sergeev march 3, 2013 13:30 149
Buy for 100 tokens
В журнале формируются СОДЕРЖАНИЯ: указатели на то, как перейти к соответствующим ресурсам. Поисковикам, библиотекам, новостным агентствам, картинным галереям, блоггерам - путешественникам... Ну, типа оглавления рунета - таким я вижу свой журнал. Текущего оглавления. Или текущего содержания…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments